«Мы сохранили высокий уровень телекома за счёт силовиков»: Made in Russia 2019 в ключевых тезисах и цитатах

В конце февраля в Москве прошла конференция «Made in Russia 2019: разработка и производство оборудования, приборов и устройств для построения информационной инфраструктуры». Представители ЦК НТИ «Технологии беспроводной связи и интернета…

В конце февраля в Москве прошла конференция «Made in Russia 2019: разработка и производство оборудования, приборов и устройств для построения информационной инфраструктуры». Представители ЦК НТИ «Технологии беспроводной связи и интернета вещей» посетили её и отобрали для вас самые красноречивые фрагменты выступлений лидеров индустрии.

 

Какие перспективы есть у России на внутреннем и глобальном рынках?

«Мы сохранили высокий уровень телекома за счёт силовиков — подглядывать, подслушивать на высоком уровне мы можем», — Игорь Бакланов, генеральный директор PlumSpace.

«Россия может конкурировать в области безопасных сетей и систем. Для этого у нас есть микроэлектроника, процессоры с доверенным ядром. Есть производители софта, типа «Лаборатории Касперского», и есть даже рынки сбыта в Юго-Восточной Азии. Может быть здесь наша ниша, тем более что в безопасных системах, мы, благодаря силовикам, продолжаем держать марку!», — Глеб Пыжов, заместитель директора Ассоциации интернета вещей.

«Наше таможенное законодательство мешает выходить на внешние рынки гораздо сильнее, чем любые иностранные санкции», — Игорь Бакланов, генеральный директор PlumSpace.

«Появление у нас высокотехнологичного рынка в области телекоммуникаций — это утопия. Телеком определяет развитие общества,  если его развитие запаздывает, то и общество отстаёт. А если опережает — тянет за собой общество», — Гульнара Хасьянова, исполнительный директор Союза операторов мобильной связи LTE.

«Рынок микроэлектроники в России — это лишь 0,3 процента от мирового. В этих условиях давать конкурентные цены сложно. Необходимо, чтобы он составлял хотя бы несколько процентов. При этом, если предприятие находится не в Москве или Санкт-Петербурге, а, например, как мы — в Калининградской области, то возникают проблемы и с наймом персонала, и с контрактным производством. Рынок контрактного производства составляет всего 1 процент от всего рынка электроники в России. И даже из этой ничтожной доли 70 процентов приходится на две столицы. Крайне низкая степень проникновения контрактного производства в регионы», — Евгений Масленников, генеральный директор GS Nanotech.

«Могут ли быть сети 5G российскими? Да, мы можем локализовать оборудование. Но мы не можем делать базовые станции. У нас что-то реализовывается, если это нацпроект. Крымский мост — нацпроект, его построили, да. А вот сети — это не нацпроект. Поднять такое может только Китай или Европа — макрорегионы с развитой экономикой», — Антон Любавин, технический директор ООО «Ситоника».

«Технологии живут недолго, а вот продукты живут гораздо дольше технологий», — Евгений Крук, и.о. директора МИЭМ НИУ ВШЭ.

«Ситуация такова, что только технические решения, опробованные на мировом рынке, могут считаться состоявшимися. Поэтому рынок российских технологий нужно рассматривать не с политической, а с технологической стороны. И что мы видим? Существует либо полностью заимствованная концепция, например, IoT или IIoT, и тогда стоит задача собрать из существующих элементов оборудование. Либо полностью заимствованная архитектура решения (например, дата-центры), и тогда стоит задача кастомизации уже сделанного в Китае оборудования. В таких условиях для российского производителя остается только один выход — очень нишевые, но одновременно высокоинтеллектуальные продукты. И вот в России сейчас делаются по сути одноразовые разработки», — Игорь Бакланов, генеральный директор PlumSpace.

«Huawei собирается увеличить представительство в России в три раза. Сейчас они переводят сюда свои R&D-центры из США. Компания в поисках технологий и решений в нашей стране», — Евгений Крук, и.о. директора МИЭМ НИУ ВШЭ.

 

Как государство может помочь отечественным компаниям?

«Метрология — основа всего. А у нас в метрологии есть только биллинг, ни качества связи, ни зон покрытия, ничего. Только биллинг! Потому что в Минкомсвязи долгое время заправляли экономисты!», — Игорь Бакланов, генеральный директор PlumSpace.

«Позиция сверху — дали денег и давай создавай — она не работает. Требуются партнёрские отношения, взаимодействие компаний, только так можно выйти на международный, глобальный рынок», — Михаил Нагорский, технический директор Концерна Гудвин.

«В текущей ситуации только рыночные методы без поддержки со стороны государства не позволят «вырастить» собственное производство и обеспечить полное замещение в области цифровой инфраструктуры. Но государство может в рамках крупных инфраструктурных проектов ввести на регуляторном уровне обязательства для использования российского оборудования, электронной компонентной базы, микроэлектроники и программного обеспечения для увеличения контроля над создаваемой инфраструктурой и снижения технологической зависимости», — Максим Фаязов, руководитель направления по связям с государственными органами, ПАО «Микрон».

«Для развития контрактного производства электроники и микроэлектроники в России необходимо реальное развитие инициатив национального проекта «Цифровая экономика», субсидии и налоговые льготы от государства для производителей, перенос заказов из-за рубежа в Россию, развитие технологий и компетенций в исследованиях и разработках, развитие микроэлектронных кластеров и партнерств, преференции российским компаниям и прозрачная система тендеров», — Евгений Масленников, генеральный директор GS Nanotech.

«Сегодня университеты при подготовке инженеров должны ориентироваться на междисциплинарность, информационные технологии как основу мировоззрения. Инженеру необходимо уметь делать всё — от технического задания до продуктования. Он и математик, и техник, и управленец, и экономист-юрист. Главный метод — ориентация на практику. Не бывает инженера без выполнения реального проекта. Но практическая ориентация невозможна без участия работодателя. Бизнес должен принести в вузы реальные проекты, а не деньги. А потом присматривать за ними. Это лучший способ подготовки кадров. Финансовую же поддержку проектной модели обучения как раз необходимо оказывать государству. Результатом магистерского проекта, включающего не только магистранта, но целую команду (профессора, аспирантов, других магистрантов, бакалавров) должны быть конкретные результаты:  инженерные разработки, алгоритмы, патенты», — Евгений Крук, и.о. директора МИЭМ НИУ ВШЭ.

 

Сети 5G, интернет вещей и квантовые коммуникации — новые возможности для российских компаний?

«Интернет вещей — шанс для производителей сетевого оборудования и устройств в нашей стране. 70 процентов из них будут стоять на критической инфраструктуре, а это вопрос национальной безопасности», — Гульнара Хасьянова, исполнительный директор Союза операторов мобильной связи LTE.

«Важной задачей является развитие квантовых коммуникаций. Сейчас Ростелеком разрабатывает систему управления квантовыми коммуникациями. В мае 2018 года было проведено лабораторное тестирование гибридной квантово-классической системы, которая обеспечила квантово-защищенную передачу данных со скоростью от 10 Гб/с. В середине февраля 2019 года этот комплекс успешно прошел испытания на действующей волоконно-оптической линии связи (ВОЛС) компании Ростелеком, соединяющей дата-центр М10 в Москве и лабораторию университета Сколтех в Сколково.

Однако при всей перспективности квантовых коммуникаций есть ряд пока нерешенных проблем: ключ передается не далее чем на 100 км, а на изгибах оптики происходит резкое увеличение коэффициента квантовых ошибок (QBER). В российских условиях, включающих большие расстояния и сложный рельеф местности, это создает барьеры для дальнейшего развития квантовой связи. Тем не менее сейчас Ростелеком работает над многоузловой квантовой сетью протяженностью 300 км, соединяющей крупный дата-центр в городе-спутнике Калининской АЭС Удомле и Москву», — Эльдар Гайфутдинов, директор центра по управлению технологическими партнерствами ПАО «Ростелеком».

«ФГУП НИИР за 2018 год провел три мероприятия по развитию сетей 5G в России. Во-первых, принято решение, что оно может быть только эволюционным. Во-вторых, проведена ревизия необходимых частот. И, наконец, разработана концепция создания и развития сетей 5G/IMT-2020. Их будет отличать высокая скорость и очень низкая задержка при передаче сигнала», — Евгений Девяткин, заместитель директора НТЦ Анализ ЭМС, ФГУП НИИР.

«Чипсеты в смартфонах будут поддерживать больше частотных диапазонов, антенна увеличится. SIM-карты в виде чипов скоро умрут. Устройства будут идентифицировать по виртуальным SIM-картам», — Гульнара Хасьянова, исполнительный директор Союза операторов мобильной связи LTE.

«5G можно развивать на частотах ниже 1 Ггц — для покрытия больших территорий, сельской местности, но с низким набором функциональных возможностей. На частотах от 1 до 6 Ггц, при этом базовый диапазон для 5G — 3,4-3,8 Ггц. Необходимо проводить конверсию этих частот, однако даже этого объема полностью на всех операторов не хватит, либо значительно снизит скорость у каждого их них, так как полоса в 200 Мгц позволяет передавать данные со скоростью 6 Гбит/с, а, например, при 50 Мгц — лишь 1,5 Гбит/с. И на частотах свыше 6 Ггц (от 27 Ггц) — это сверхвысокоскоростные каналы на расстоянии до 200 м от базовой станции. Вероятнее всего, будет использоваться технология Network Slicing для нарезки спектра для разных сервисов», — Евгений Девяткин, заместитель директора НТЦ Анализ ЭМС, ФГУП НИИР.

«Мировые продажи микроэлектроники для интернета вещей составляют 20,9 миллиардов долларов. Из них 45 процентов приходится на «умный город», а ещё 33 процента на индустриальный интернет вещей. В обоих случаях дело касается критической инфраструктуры: это самый большой и критичный для безопасности нашей страны сегмент рынка IoT. При этом безопасность передачи данных на устройствах IoT критической инфраструктуры не может быть обеспечена на уровне программного обеспечения. Поэтому создание собственной компонентной базы — ключевой фактор технологического лидерства и безопасности России», — Максим Фаязов, руководитель направления по связям с государственными органами, ПАО «Микрон».

«От 60 до 70 процентов затрат на 5G Radio Access Network — это решения от всего трёх иностранных производителей. Чтобы преодолеть эту зависимость, необходимо внедрять технологии виртуализации и открытые интерфейсы», — Андрей Абрамов, менеджер по развитию бизнеса ООО НТО «ИРЭ-Полюс».

«Драйвер абонентской базы 5G — интернет вещей. Необходим национальный стандарт NB-IoT. Порядка 70 процентов IoT-устройств могут производиться в России», — Гульнара Хасьянова, исполнительный директор Союза операторов мобильной связи LTE.

 

Ключевая проблема в создании стандартов?

«Главная проблема сейчас — это стандарты. Российским специалистам необходимо участвовать как в разработке национальных, так и международных стандартов ISO/IEC. Государство создает нормативно-правовую базу для технического бизнеса, а хайтек-индустрия — нормативно-техническую — для всех игроков, включая государство. Сюда входит и совместимость устройств и протоколов, масштабируемость, и многое другое. Минпромторг и Росстандарт утвердили Перспективный план стандартизации в области передовых производственных технологий на 2018 – 2025 годы. Он предусматривает разработку свыше 70 стандартов в областях интернета вещей, промышленного интернета вещей, больших данных, искусственного интеллекта, кибер-физических систем и умного производства», — Никита Уткин, руководитель программ АО «РВК», председатель технического комитета по стандартизации «Кибер-физические системы».

«Вопрос о технологической безопасности России комплексный. Во-первых, программное обеспечение и электронная компонентная база — кем и где они произведены? Во-вторых, проблема стандартов 3GPP и отстаивание национальных интересов. Недостаточная стандартизация интерфейсов 3GPP и незначительное участие в этом процессе российских специалистов вынуждает использовать готовые зарубежные решения», — Гульнара Хасьянова, исполнительный директор Союза операторов мобильной связи LTE.

«Зачем нужны стандарты? По ряду причин. Это и экосистема для разработчиков совместных решений. Это и расширение продуктовой линейки. Это и возможность применить технологию в других секторах экономики. Ну а самое главное, стандарт защищает технологию от гибели фирмы на рынке, так как его поддерживает множество разработчиков», — Андрей Бакуменко, заместитель генерального директора WAVIoT.

«В прошлом году РВК через технический комитет «Кибер-физические системы» инициировала разработку более 30 национальных стандартов, один из них — стандарт интернета вещей NB-Fi — будет утвержден в ближайшее время. Предполагается, что стандарт вступит в силу с 1 апреля 2019 года и будет действовать до 1 апреля 2022 года. NB-Fi — открытый протокол беспроводной передачи данных малого объёма на больших расстояниях при низких затратах энергии LPWAN», — Никита Уткин, руководитель программ АО «РВК», председатель технического комитета по стандартизации «Кибер-физические системы».

«Протокол NB-Fi WAVIoT признан Росстандартом в качестве предварительного национального стандарта (ПНСТ). Это означает, что какое-то время техническая комиссия будет собирать данные и, возможно, предлагать его изменения. При этом чипсет устройств WAVIoT CMOS 40 нм будет изготавливаться в Сингапуре», — Андрей Бакуменко, заместитель генерального директора WAVIoT.

«Эксперты Международной организации по стандартизации ISO/IEC одобрили разработку проекта международного стандарта ISO/IEC Information technology. Compatibility requirements and model for devices within IIoT systems («Информационные технологии. Требования совместимости и образцы устройств промышленного интернета вещей»). Документ был представлен на голосование от имени России техническим комитетом «Кибер-физические системы» на базе РВК в партнерстве с «Ростелекомом». Проект стандарта устанавливает единые требования к совместимости различных устройств и систем IIoT. Стандарт станет основой для реализации на практике концепции умного производства. Принятие международного стандарта IIoT позволит решить проблему несовместимости решений от разных производителей. Помимо этого, заседание ISO/IEC JTC 1/Subcommittee 41 «Internet of Things and related technologies» состоится в Санкт-Петербурге в ноябре 2019 года», — Никита Уткин, руководитель программ АО «РВК», председатель технического комитета по стандартизации «Кибер-физические системы».

«Как создать новый стандарт? Этот процесс состоит из восьми этапов. На первом подготавливается техническая документация. Затем подается заявка о вхождении в план работ Росстандарта. После этого готовится технический драфт ГОСТа. Далее идет экспертная работа в техническом комитете по стандартизации «Кибер-физические системы» (ТК-194) и готовится заключение. На пятом этапе формируется финальный драфт. И, наконец, публикуется предварительный национальный стандарт (ПНСТ). WAVIoT сейчас как раз находится здесь. В течение какого-то времени собирается опыт эксплуатации. И завершается всё публикацией окончательного стандарта ГОСТ», — Андрей Бакуменко, заместитель генерального директора WAVIoT.

 

Безопасность критической инфраструктуры и технологический суверенитет обойдется очень дорого?

«Водораздел — что считать критической инфраструктурой?  Где риск?», — Антон Любавин, технический директор ООО «Ситоника».

«Что такое критическая инфраструктура определено в федеральном законе №187-ФЗ от 26.07.2017 «О безопасности критической информационной инфраструктуры». К ней относится здравоохранение, наука, транспорт, связь, энергетика, ЖКХ, банковская сфера и финансовые рынки, топливно-энергетический комплекс, атомная энергетика, оборонная, ракетно-космическая, горнодобывающая, металлургическая и химическая промышленность. Однако сейчас важно предусмотреть меры не только в рамках государственной системы предупреждения, обнаружения и ликвидации последствий компьютерных атак, но также и в рамках построения информационной структуры так называемого интернета вещей», — Максим Фаязов, руководитель направления по связям с государственными органами, ПАО «Микрон».

«В 2017 году специалисты Google Project Zero обнаружили уязвимость ряда иностранных процессоров. С января 2018 было выявлено ещё 7, а затем 16 возможных сценариев атак на  процессоры на основе методов Meltdown и Spectre. Выявленные на программном и аппаратном уровне угрозы могут быть использованы злоумышленниками для целенаправленных кибератак по модели Internet Blackout и в кибервойнах между государствами. Выявленные уязвимости ставят ещё более остро вопрос о невозможности использования микроэлектроники и процессоров иностранного производства в критических отраслях экономики. США, Австралия и Китай уже ведут «чиповые войны»: вводят ограничение на использование микроэлектроники иностранного производства в критически важной инфраструктуре», — Максим Фаязов, руководитель направления по связям с государственными органами, ПАО «Микрон».

«В области микроэлектроники есть два решения: одно касается обеспечения критической инфраструктуры, а второе развития бизнеса. Дешёвое решение может быть только при масс-маркете и производстве внутри страны. А безопасное решение, технологическая независимость в текущих условиях будет стоить дорого. Но при этом есть возможность и выхода российских компаний на глобальный рынок, но для этого необходима плотная поддержка государства», — Евгений Масленников, генеральный директор GS Nanotech.

 

Российское оборудование — реальность или химера?

«А что такое настоящее российское оборудование? С какого уровня оно начинается — сборка, чипсет, микроэлектроника? На каком?», — Антон Любавин, технический директор ООО «Ситоника».

«Для присвоения оборудованию статуса ТОРП (телекоммуникационное оборудование российского происхождения) требуется соблюдение ряда условий: производитель является налоговым резидентом РФ, финишная сборка осуществляется в РФ, существует соответствие уровня локализации производства на территории РФ, производитель имеет научно-производственную базу для создания и обслуживания оборудования, производитель обладает правами на конструкторскую документацию и программное обеспечение, используемое в оборудовании», — Владимир Арефьев, заместитель начальника Управления государственных услуг в сфере связи, Федеральное агентство связи.

«В Ростелекоме вес критерия «локализация» составляет до 25 процентов. В 2018 году проведена оценка более 30 компаний на соответствие критериям локализации ПАО «Ростелеком». Совокупная сумма закупок с применения критерия «локализация» составила порядка 2 млрд рублей. Данную оценку осуществляет специализированная выездная комиссия с применением уникальной балльной системы», — Эльдар Гайфутдинов, директор центра по управлению технологическими партнерствами ПАО «Ростелеком».

«Да, на входе у нас нерезанная полупроводниковая пластина на 200-300 нм. И да, все они импортные. А мы уже режем, делаем чипы и чипсеты», — Евгений Масленников, генеральный директор GS Nanotech.

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *